Любашка

Часть Ⅰ

«Взвод, подъём!», – слышу утром команду
Мы в наряде по кухне стояли
И бойцы вот чего рассказали


После работы Любашка
Варит чудесную кашку;
В бело-молочную чашку
Наливает она простоквашку;
И кушает, кушает, кушает;
Телевизор на кухне не слушает;
И не смотрит она за окошко, –
Мелькает одна только ложка!
И пусть просит и молит Серёжка
С ним уроки поделать немножко,
Не станет, не станет, не станет, не станет
Уроки с ним делать она!!!

А как чуть едой насладится,
Начинает она веселиться,
И прыгать, и бегать, и топать, и хрюкать,
И словно индейский боец улюлюкать,
И делать уроки, и сына баюкать,
И может быть даже ещё и мяукать;
Носиться по дому, пыль вытирая;
Торты готовить, гостей созывая,
И, в календарике лист отрывая,
Из ящика пачку газет доставая,
Всё бегает, кружит и кружит по дому,
И кружит по дому она...

А если вы когда-нибудь, дети,
Увидите эту тётю на свете,
То мне сообщите, в письме напишите
Иль голубя с весточкой этой пошлите,
Домой позвоните и всё расскажите,
Добраться скорее к ней как опишите,
И тут же поеду, поеду, поеду,
Поеду я в гости туда!!!

Конец Ⅰ части. Я демобилизовался из армии и прибыл домой.

 


... Синеватоголубомохнатые
Воистину всё же
Обидеть не в силах Серёжу,
Большие и чуть косолапые,
Накачанномышцепузатые
И бородатые тоже...

Часть Ⅱ

Прошло время...


А знаете, дети,
Та тётя на свете
И впрямь существует,
И я знаю, где.
Мне много посланий,
Народных преданий
На след указали –
Он в Караганде...

Туда я помчался
И в лодке качался,
Бесстрашно и в шторм даже плыл по реке,
Грозы не боялся;
Молвы не стеснялся,
Когда на ушастом я ехал осле, –
Меня он не слушал,
Лишь вытянул уши
И долго стоял,
Размышляя о том,
Как вытянув уши,
Бьет он баклуши,
Не возит повозку
И ест суп с котом.

Его я просил
И даже грозил,
Умолял и вкуснятиной разной кормил,
Но всё же не слушал, –
Не шёл и не кушал,
Видать завязал в узелок свои уши, –
Стоял и ревел он о чём-то своём.

Потом на олене,
Как дедушка Ленин,
Чуть видной тропою скакал по полям,
Неделю не брился
И вот очутился
У дома, куда я так долго стремился,
С оленем я возле забора простился.
Умылся, подшился
(А был я тогда в гимнастёрке и воротнички каждый день подшивал),
В калитку вошёл,
Огородом прошёл,
В дверь постучал и услышал: «Кто там»?

Скажите мне, дети,
Как же ответить?
Хотел рассказать, что примчался я к вам
Скозь лес, через поле,
По Синему Морю,
По мрачнотенистому высокогорью
Я лез, продирался,
На Альпы взбирался,
Над пропастью шёл по бревну, – не боялся,
И вот, я у ваших дверей оказался,
Тотчас постучался,
Но только ... замялся
И, правду сказать, не юля,– постеснялся...
Но как же открыться мне вам?

– Бравый военный, – воскликнул я смело,
Честь тут же отдал к пилотке умело
И внутрь втянул свой живот.

– Что надобно вам, и зачем вы пришли?
К чему вы стоите у нашей двери?
И чтой-то за новость нас ждёт?

– Пришёл я к Любашке, которая кашку
Готовит сама и цедит простоквашку
Наутро, в обед, перед сном!

– Да это же я! – отвечает Любашка,
Мешая армейским половником кашку;
Серёжка сидит за столом.

– Вот вам моя шашка, наган и рубашка,
А к ней генеральский погон и тельняшка,
И мой реверанс, и поклон!
Я пришёл издалёка (и правое око,
Волненье моё выдавая жестоко,
Задёргалось – я был сражён!)

Часть Ⅲ

Ещё через некоторое время...

Не ведая сна и не зная печали,
Любашка с Серёжкой меня откачали,
Чуть-чуть испугавшись, конечно, в начале,
Но всё-таки я был спасён.
За стол усадили, кашей кормили,
баранки давали и чаем поили
А после подробно о всём расспросили,
И вот, что я им рассказал:

Варит Любашка чудесную кашку,
А в блюдце и в бело-молочную чашку,
Цедит простоквашку, готовя вкусняшку,
Армейским половником черпает кашку
И кушает, кушает, кушает ...

Наумов С.В. (Готман) NaumovSVikent@ya.ru

1999 г.

Добавить сайт в закладки

Еще по теме: